Муж: «Что, прибежала всё-таки? Права была мама. Давай, проси прощения».

Поругалась с мужем полтора года назад. А всё из-за имени ребёнка. Семья мужа, в лице самого мужа и его маменьки, настаивала на имени Изольда. Изольда Ивановна, как Вам? По мне — бред полный. О чем я незамедлительно и уведомила мужа и компанию.

За что была нещадно обругана:

— Мой сын имеет такие же права на мою внучку, как и ты! Он будет её кормить/поить/одевать, а значит имя выбирает Ванечка! У тебя вообще права голоса нет, содержанка поганая! Только и знаешь, как бы половчее сына моего облапошить! — надрывалась свёкра.

— Рита, послушай меня. Мама всю жизнь мечтала назвать дочку Изольдой. И ты не можешь только из своего чувства противоречия помешать маме осуществить её мечту! — вторил ей муж.

— А давай назовём! А сына потом Тристаном наречём! Ты это хотел услышать? Дудки! А что же твоя мать свою дочь Настей назвала? Она ведь всю жизнь мечтала об Изольде! Осуществила бы свою мечту за счёт своей дочери. Почему моя должна страдать? — возражала я, собирая вещи.

— Ни копейки от нас не увидишь, если внучка Машей будет! Ни единой монеточки тебе не видать, как ушей своих! — пригрозила мне мать мужа.

— Можете их засунуть себе куда-нибудь. Например, в нос. Я и без вас проживу! — я хлопнула дверью нашей с мужем съёмной квартиры.

Роды прошли хорошо, и у меня появилось счастье: 52 сантиметра роста и 3660 веса. Ни папе, ни бабушке с его стороны, моя Машенька была не нужна. Декретных нам хватало, но я принципиально подала на мужа на алименты. Он, если что, тоже в процессе участие принимал, пусть свою долю ответственности тоже несёт.

Жили мы с Марусей у моей мамы. Свекровь позвонила мне один раз, после родов. Ни здрасьте, ни как дела. Один вопрос:

— Ты ещё не передумала?

И, услышав «нет», она бросила трубку. На развод я не подавала. Сначала надеялась на то, что муж образумится. Потом на то, что мать передумает. А потом, с рождением Маруси, совсем не до развода стало.

Я, честно скажу, наслаждалась жизнью. Никто меня не поучал, не ставил мне в пример свою идеальную мать и не раскидывал пресловутые грязные носки по квартире. Моя мама ко мне лезла в одном случае: повозиться с внучкой.

Когда Марусе было полгодика, подружки вытащили меня покататься на теплоходе. Я не хотела идти, но мама чуть ли не силком меня отправила:

— Иди, отдохни. Ты — молодая красивая девушка. Авось, найдёшь кого-нибудь!

— Мама! Я замужем. Зачем мне кого-то искать? — улыбнулась я.

— Иди-иди, проветрись. Тебе надо.

Её слова влетели в ухо кому надо. Я действительно познакомилась на теплоходе с молодым мужчиной, Виктором. Он вдовец, у него семилетний сын, Тимка. Мы весь вечер проговорили. Было чувство, что знакомы мы не несколько часов, а всю жизнь. Мы обменялись номерами и распрощались.

Ежедневные переписки, прогулки с детьми, походы в ресторан. О муже я и не вспоминала. На тот момент я не видела его уже больше года. Спустя полгода знакомства Виктор предложил нам с Машей переехать к нему. И вот тогда-то я вспомнила о муже.

— Привет, Ваня. Нам надо встретиться. — я позвонила мужу и назначила время и место.

Он пришёл довольный, как кот, обожравшийся сливок:

— Что, прибежала всё-таки? Права была мама! Давай, проси прощения. И пойдём переименуем Изольду и ты меня с ней наконец-то познакомишь.

— Я пришла обсудить развод. Куда пойдём разводиться: в суд или в ЗАГС? — я посмотрела на мужа совсем другим взглядом: скользкий, с наглой улыбочкой, точь-в-точь как у свекровки, глазки бегают. И что я в нём нашла? Ещё и придирки его матери терпела.

— Какой развод? Ты с ума сошла? Мужика завела, да? Ах ты… Права была мама на счёт тебя, а я, дурак, её не послушал! Все вы одинаковые! — завёлся муж.

— Понятно: разводиться будем через суд. Всего доброго. Маме привет. — я встала и ушла прочь от той поганой жизни, в которой я была вечно на что-то надеющейся женой мамсика.

Вечером мне позвонила мать пока ещё мужа, и попыталась обгадить меня с ног до головы. По её словам, я и 10 лет должна была верно ждать, пока муж не соизволит про меня вспомнить. Я и неблагодарная, и жадная и так далее по списку. Я не стала её слушать и бросила трубку.

Я положила телефон на стол, забрала уснувшую Марусю из рук Виктора и переложила её в кроватку. В эту же минуту из коридора выглянула хитрая мордашка Тимки:

— Тётя Рита, а блинчики будут? Просто они такие вкусные, что мой живот больше ничегошеньки есть не хочет!

Мы с Витей рассмеялись, он взял меня на руки и понёс на кухню. Вот оно, счастье.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Муж: «Что, прибежала всё-таки? Права была мама. Давай, проси прощения».
Adblock detector